КРЕАТИФФ

ПРЕТЕНЗИЙ НЕ ИМЕЮ
от трёх авторов одной истории

  5
     С баксами я отправился к Лайчику – с ним мы тянули срок, полтора года жили на одном бараке. Последнее время он что-то занемог, невероятно похудел, лежал, мучился с горлом, но его мать сама исправно привозила из села «тырсу» и варила лекарство. Без ширки Лайчик уже не мог прожить и шести часов. Потом, надо было за что-то жить, и тётя Катя давала готовый раствор на реализацию, но только своим…

- Ты никого там не видел в подъезде? – вместо обычного «здрасте» взволнованно поинтересовалась тетьКатя подозрительно прищурившись в дверной глазок, и не дожидаясь ответа, проводила меня в комнату сына, – Никакой мальчишка не стоял?
  – Да нет вроде, – ответил я, и уже протягивая руку Лайчику, обратил внимание на что-то большое, укрытое засаленной простыней, на полу возле его койки.
   –  Прикинь, – начал Лайош, – Приходит позавчера этот потц… Пэца, подпитой как всегда, наваливает кубыху и, прикинь, мудила отъезжает! Прикинь! Мы с мамашей думали он отямается, придёт в себя, а он, сука, хрипел, хрипел и кони двинул!.. Вон лежит, кабан, третий день, не знаю, шо с ним делать…
   Я перевел взгляд на простынь, на тетю Катю, засеменившую на кухню, и уже хотел что-то вставить, как Лайош опередил:
   -  Ну, а шо? Чего ты смотришь на меня так!? – психанул Лайш, - Скажи, что мы могли сделать? Скорую вызвать? Тут менты бы были через час. Бабок нет, в хате бздища, мать только-только сварила, а этот, дебил, – он кивнул на простыню, – Выбрал молча и воткнул. Куда звонить, кому звонить? Среди бела дня, блин. Да шо уже теперь… Поможешь вынести?
   –  Куда?
   -  Не ссы, мы уже все продумали. Оттащите за гаражи во дворе, снегом присыпите… У него шприц в руках как был, так и остался зажатый. Когда найдут, сразу определят что к чему…
  -  Ой, блин, ну шо за подляны… Всё, сука, один к одному! – посетовал я, – Слышь, братуха, мне так хреново, выбери, а…
  – Поможешь? Хули ты морщишься – считай, он третьи сутки здесь. Мамаша тоже говорит, что чует вонь, а я ни фига не въеду – это от него или от меня… С этими бинтами вечными,то абсцессы, то ещё какая ху%ня – не помыться, ни фига короче. Так ты поможешь?
  - Да, ё.., куда я денусь… , – фыркнул я, стараясь дышать в сторону форточки, – У меня тоже к твоей матушке просьба будет.
 - Мам! – прокричал Лайчик матери и бросил мне, – возьми баяны в шухлядке, что почище. Ну, ополосни на всякий…
Он закашлялся. Приступ продолжался с минуту или дольше. Выругавшись, он затих.
  -  А о каком пацаненке вы спрашивали, тёть-Кать? – шепотом поинтересовался я у пожилой женщины с выцветшими от слез глазами. И с грустью вспомнил про своего тринадцатилетнего сына, который до вчерашнего дня был с матерью, а теперь…
   -  Ну, Петька-то, видать, со своим мальчишкой пришёл. Оставил его обождать где, иль поиграть на улице попросил, а сам к нам… Господи, но кто ж знал, что такое горе случиться. Вот сынишка его и кричал во все парадные – папа, папа…Господи, прости, Господи… Уж вы-то сынки, будьте как-то осторожней что ли…
  Тётя Катя было запричитала, но посмотрев на Лайчика, смолкла, взяла какой-то первый попавшийся шприц, и устало побрела на кухню выбирать мне раствор.

     Дождавшись глубокой ночи, мы с ней вынесли тело. Она за ноги, а я, стараясь не смотреть вниз, в белокаменное лицо приятеля, волочил покойного со стороны головы, взяв под плечи…Пэца был крепким молчаливым парнягой, простым и добрым. Когда было смешно – хохотал без удержу, когда грустно – плакал навзрыд, никого не стесняясь. Вернувшись с афганской войны, он сначала бухал, а потом что-то не сложилось у него с женой, с работой, и он стал подкалываться с нами. «В жизни надо иметь всё! – повторял он, – Главное, лишнего не хватить!» Но вон оно, как вышло, Петруха, сам ты и выхватил, эх… Прости Пэца. Я хапал воздух, морщился от вони, роняя труп, снова подхватывал, и, потужно сопя, семенил сзади…Спустя примерно месяц кто-то, но уже не я, так же вынесет Лайчика. Правда, в справке о его смерти будет написано «СПИД».
   Но тогда, ни свет ни зоря тётя Катя отправилась в село за маковой соломой, и уже к полудню мы с ней сварили «ширку», и большую часть продали… Почти вся сумма, запрошенная ментами, была у меня на руках.

«Замять всё»

     В конторе я был на высоте:
  - Мужики, давайте, все оформим на меня, а жену отпустим…

С адвокатом мы встретились тут же, в кабинете следователя.
 - Пойми, если я сказал, шо она сядет – значит, сядет! – напористо, по прокурорски заявил мне адвокат, и написал на спичечном коробке: +500. Завидев мое недоумение, он посмотрел по сторонам, и, кивнув следователю, быстро добавил – $. Я все понял: догадки подтвердились – для них мы  очередные лохи. А эти козлы в сговоре…
- А может 250 хватит? Пока…Это ж только пока, ну, чтобы она на подписку вышла, ей же плохо, она такая больная… – не уверенно начал я, – А там уже, где-то максимум через недельку мы, конечно, добавим. Ну, в натуре, мужики, мне ещё хотя бы пару дней надо, по любому, чтобы деньги сделать.
   Адвокат сморщился, размашисто шлепнул себя по лбу, и, приложив палец к губам, покрутил указательным пальцем у виска:
  -  На вот, возьми, закури лучше. На вОт возьми спички.
   Он сделал ударение на последнем слове и протянул мне исписанный коробок. Мент, отчего-то матюкнувшись, вышел из кабинета…
…В результате «Замять все» обошлось в 600 зеленых – я один получил очередное «условно».
А эти несчастные 600 я отбил быстро – спасибо тетьКате. И Петровичу тоже вроде как, спасибо – подсуетил же мне Петрович 60 стаканов маковой соломы – самолично позвонил, змей, и сказал, где передаст. А потом, мусорило, почти месяц не трогал. Оберегал!
   Я варил ширево, продавал, менты охраняли, меня, зелье, солому поставляли стабильно, и стабильно же кого-то принимали, выполняя и перевыполняя план "раскрываемости преступлений"
…Работа ОБНОНа и опасна и трудна."наркотики должны быть, и будут, а наркобизнес – это игра без правил, в которую надо уметь играть очень искуссно, усёк?"-  говорил Петрович, – Тебе и закладывать никого не надо,- щурился начальник, отчего-то думая, что меня непременно должна была мучить совесть, что где-то кого-то там они принимают с купленной у меня ширкой.. Да мне было глубоко плевать, какие там расклады у ментов. Даже самый конченный идиот , наверняка, знает, что покупая дела в Киеве, он покупает товар, который контролируется милицией. И всегда, по любому настанет тот день, когда лафа кончается, крылья выщипываются, и наступают суровые будни.
  - У нас тут,  Санёк, и без тебя  хватает. Ты ещё сам не знаешь, чего и сколько, и в какую руку себе завтра луснешь, а я уже сегодня знаю, в какое место ты вмажешься – любил шутить «мой покровитель»…

 Рано или поздно всё кончается

  Мы не жили. И даже не выживали. Корчились в муках в чужой квартире на окраине города, ежеминутно расплачиваясь за что-то… Спустя полгода мы узнаем, что пока мы отсутствовали, наша мать обошла всех соседей с опросом, и собрала подписи под «актом»:
-  Вы хотите, чтобы рядом с вами был наркоманский притон? – спрашивала она.
-  Боже упаси!
-  Подпишитесь здесь под актом.

Так мы остались без своего жилья и лишились прописки.

/окончание позже/

Оставить ответ

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>